Заметки о поездке

Олег Пернацкий

Недавно я вернулся из паломнической поездки по Польше, организованной обществом «Wspólne Korzenie» из Люблина. В составе нашей группы были представители этнических поляков, проживающие на территории бывшего Советского Союза, — из Белоруссии, Украины, России, Казахстана, Кыргызстана, Латвии. Было и трое нас, крымчан.  Называлась акция «Wielkanoc w Polsce».

Программа была очень насыщена, но поначалу — а мы прибыли уже 31 марта днем, то есть в Страстную Субботу, нас, после общего собрания на Замковой площади, распределили по семьям. Меня и двух женщин, из Иркутска и Москвы, взяла семья из Воли Скромовской — веси (села) в 50 км от Люблина. Расстояния тут не смущают — машина, а то и несколько, есть практически в каждой семье. В принявшей нас семье Котов их было четыре. Не имел своей машины только младший сын Каспер. К числу машин необходимо добавить и хорошее качество местных дорог.

Отпраздновав вместе с семьей Котов Воскресение Христово, во вторник утром мы выехали в Люблин, откуда началась наша паломническая поездка на автобусе в Краков, потом в Ченстохову, а оттуда в Варшаву.

Празднование и отношение к вере

Польша — это страна католическая. По отношению числа костелов к населению она, наверное, обгоняет Италию и Ирландию. Притом храмы отнюдь не пустуют. Церковь была, есть и будет очень весомой частью национальной культуры и польской души. И надо сказать, что отношение к вере совсем не показное. Святить куличи и яйца здесь принято до Вигилии, и никто не тянет с собой в костел ведра яиц и горы пасок, обычно святят один кулич и несколько, по числу членов семьи, яиц. Не слишком соблюдают и вековые традиции по накрытию праздничного стола. Но на праздничную мессу в костел собирается практически все население.

Очень важно отношение поляков к исповеди. Исповедальни работают непрерывно. Люди идут не только покаяться в грехах, но и просто открыть Господу через священника, а напомню, что все католические священники — монахи, свою душу. Многим нашим атеистам непонятно — как это, в двадцать первом веке и такое, как они говорят, мракобесие? Да не мракобесие это (и какой негодяй выдумал это словечко), а потребность души человеческой. Наука и вера не имеют между собой ничего общего. Но наука не может быть моралью общества — миллионы людей погибли в «научных экспериментах». Мораль может дать только вера, религия. И «неверующие» гуманисты послушно повторяют христианские заповеди. Неверующий ни во что человек — монстр. Хотя вера и разум вещи, вроде бы, разные, но отношение поляков к религии РАЗУМНО. Именно вера и костел позволяют удерживать в стране моральные традиции, низкий уровень преступности и истинный, непоказной, патриотизм. Трудиться и верить — по существу единственный лозунг, по которому живет нынешняя Польша, и Бог награждает ее за это.

Быт

Сейчас многие жалуются, что польская кухня умирает и осталась только в кафе и ресторанах. Но там-то она осталась! Дома мало кто и редко, когда варит знаменитые польские супы — журеки, баршчики, фляки, зупеки гуляшные. Еще хуже со вторыми блюдами. А зачем? Магазины завалены вкуснейшими шинками, вендлинами (копчености, мясное ассорти), колбасами, сырами. И тех же недорогих кафе полно на каждом шагу. А в них можно очень вкусно, недорого — от 10 злотых (160–170 руб.) и очень сытно поесть. Соблюдающим диету лучше в польские столовые не ходить. Как-то, еще в прошлую свою поездку в Польшу, я заказал в недорогом ресторанчике порцию голомбеков — голубцов. Потом с ужасом смотрел на что-то громадное, завернутое в вареный капустный лист. Так как голомбек оказался очень вкусным, я с ним справился, но в связи с тем, что я перед этим выхлебал и порцию зупека гуляшного (у нас таким зупеком в ресторанах макароны поливают), то встав из-за стола, понял, что так есть нельзя. По моим наблюдениям, польская кухня делает упор на мясо и земняки — картофель. Салатов и блюд из других овощей потребляют не слишком много. Сейчас поляки питаются, в основном, в кафе. Утром и вечером — на вендлинах и колбасах. В выходные дома редко кто сидит, так что мало готовят и по выходным.

В воскресение у большинства день начинается с утренней мессы, после которой вся семья идет гулять. В городе в выходные не протолкнешься, но всем хватает куда пойти. Кроме чисто развлекательных учреждений очень много клубов и обществ по интересам, от музыкальных и художественных до политических.  Очень популярны и выезды на природу, притом гор мусора за собой никто не оставляет. Но, правда, разве что гор. До немецкой чистоты тут еще очень далеко. Если «стихийных свалок» я тут не видел, то «стихийных кучек» достаточно.

Выпить поляки не дураки, правда, в питейных заведениях цены высокие, в «склепах алкохолевых» (магазинах) — примерно, как в России, с учетом того, что дешевле восемнадцати злотых за 0,5 л, — то есть около 300 рублей, я не видел и не пробовал, но водка эта лучше «Пяти озер» и тут практически нет контрафакта. То есть, тут не производят дешевой гадости. Сейчас магазины буквально завалены дешевым вином из Южной Европы — от восьми-девяти злотых и выше за бутылку, но поляки предпочитают свое великолепное пиво, сортов которого немыслимое количество. Цена — в среднем 3 злотых за банку, то есть около 50 рублей. Бутылочное пиво немного дороже. К сожалению, алкашей, может не так много, как в России, но тоже хватает.

Польшу нельзя назвать великой спортивной и футбольной державой, но «кибицев» (болельщиков), масса, и не только футбольных. Каждый матч вызывает настоящий ажиотаж. Такой же ажиотаж вызывают и турниры по видам спорта, в которых поляки «продвинуты», например, по лыжным прыжкам с трамплина. Короче, скучать поляки тоже не слишком умеют.

Еще один немаловажный факт, на который обратили внимание все члены нашей группы — поляки очень мало смотрят телевизор.

Работа

Работать поляки тоже умеют. Я посмотрел на труд рольников — крестьян, фермеров. Фермы тут в основном небольшие — 10-20 гектаров, но выжимают из них все. Урожаям на польском нечерноземье могут позавидовать и жители черноземных районов. Недаром «нечерноземная» Польша экспортирует не только яблоки и продукты животноводства. Но животноводство считается приоритетной отраслью сельского хозяйства. Но что такое небольшая животноводческая ферма? Насчет наемных работников не разгонишься, приходится самим вставать в четыре утра, самим доить, убирать, кормить. Самим приходится сеять и заготавливать корма. Да еще и суетиться с регистрацией животных и ветнадзором, а тут требования европейские. Вести бухгалтерию тоже приходится самим. Но люди справляются и имеют неплохой доход даже при невысоких ценах — в магазинах цены на мясомолочные продукты просто смешные. И, конечно же, этот доход оплачивается тяжелым трудом.

В городах с занятостью напряженка. Уровень безработицы довольно высок. Украинские «заробитчане» заняты, в основном, на низкоквалифицированных и тяжелых работах, куда поляки идут неохотно. Исключение представляют разве что высококвалифицированные строители-отделочники.

Основные отрасли — металлургия, химическая, в первую очередь, лакокрасочная промышленность, судостроение, пищевая промышленность. Но, разумеется, достаточно развиты или развиваются и другие отрасли. Тем не менее, Польшу, пока еще значительно отстающую от западноевропейских стран по уровню жизни, тоже коснулось проклятие Центрально- и Восточноевропейских стран — молодежь массово уезжает дальше на запад или за океан. Конечно, сейчас есть возможность восполнять дефицит квалифицированных кадров за счет украинцев, но это идет в разрез с достаточно националистическим курсом правящего движения ПС и может подорвать к нему доверие поляков, опасающихся, что восполнение дефицита может привести к вытеснению поляков из ряда отраслей. Тем не менее, это помогает сохранять стране стабильный экономический рост. И, конечно, это всё проблемы роста и развития и вполне решаемы. По темпам роста ВНП Польша идет в лидерах, а, следовательно, рост уровня жизни будет замедлять отток молодежи.

Краков

В отличие от небольшого университетского Люблина, почти миллионный Краков — крупный промышленный центр, но главное, Краков — это город, олицетворяющий историю Польши. Точная дата основания его неизвестна. Если не учитывать легенд о князе Краке и о драконе Смоке, то история Кракова прослеживается до девятого века. Далее опять легенды и предположения. Есть гипотеза, что Краков основали поляне по пути в Велькополье, есть и противоположная — что висляне построили крепость на холме Вавель как раз для отражения полянской агрессии. Существует доказательства, что крупное поселение здесь было задолго до пришествия полян. Факт остается фактом — городу не менее тысячи ста — тысячи двухсот лет. С одиннадцатого века он почти на шестьсот лет становится королевской столицей. Даже во времена феодальной раздробленности правитель Малополья формально считался королем всей Польши. То есть, большая часть польской истории неразрывно связана с этим городом. К своей истории поляки относятся очень уважительно, а к ее материальным памятникам — очень бережно. Краков же является собранием национальных святынь. К ним можно отнести Королевский Кафедральный костел Вавеля, являющийся по совместительству национальным пантеоном. Тут захоронено большинство королей Польши, святой Станислав, Пилсудский, многие выдающиеся личности, например, сюда перенесен прах Мицкевича и Шопена. К таким же святыням относятся королевский дворец и королевская Cкарбница (Сокровищница) на Вавеле, в которой хранится ценнейшая для поляков реликвия — Щербец, меч первого польского короля Болеслава Храброго, ставший коронационным со времен Станислава Локетка. Да и сам замок Вавель является национальной святыней, вобравшей памятники всех эпох, начиная с десятого века, времени официального основания замка. К древним каменным стенам пристроены стены из красного кирпича. Последние постройки сделали немцы во время Второй Мировой. Не меньше памятников старины и в Старом Мясте — старинной части города, примыкающей к Вавельскому холму. Множество костелов, среди которых древнейший из сохранившихся в Польше костел Св. Войцеха на Главной Рыночной площади и, конечно же, величественный Мариацкий костел со знаменитым алтарем пятнадцатого века работы Вита Ствоша, Ягеллонский университет, ратуша, Сукеннице (торговые ряды), — и все это очень умело отреставрировано и бережно сохраняется. Что меня впечатлило, так это культура реставрации. Разумеется, свято место пусто не бывает, Старе Място наполнено множеством магазинов, ресторанов и кафе, но от их владельцев требуют соблюдения исторического стиля. Так что там, где была штукатурка или кирпич, мрамора не засунешь. Все улицы в Старом Мясте выложены гранитной торцовкой — хоть какое-то приближение к старой брусчатке, но там, где брусчатка сохранилась, она восстановлена. В прошлую поездку мы с супругой почти неделю потратили на прогулки по Старому Мясту и Вавелю, и считаем, что это не много.

Желающие могут посетить находящийся неподалеку от города нацистский лагерь смерти Аушвиц-Биркенау в местечке Освенцим, но мне хватило и Люблинского Майданека. После визита туда я впервые в жизни принял валидол.

В этот раз времени было мало. Его хватило лишь чтобы обновить впечатления. Мы прибыли в Краков после обеда, а к вечеру следующего дня уже отправились в Ченстохову.

Ченстохова

О самом городе ничего не скажу. Мы приехали ради клястора (монастыря) Ясна Гура. Сюда, к чудотворному образу Матери Божией Ченстоховской, уже почти 800 лет стекаются паломники не только со всей Польши, но и из-за ее пределов. Если Краков — это история Польши, то Ясна Гура — ее душа. В шесть утра, как положено по обычаю — считается, что первая месса самая действенная, иду в монастырь. Он, по сути дела, весь пристоен к главному костелу, величественному зданию, шпиль которого вздымается на высоту более ста метров. Молельных зала два — один для текущих служб, в другом стоит алтарь с чудотворным образом.  Мессы тут идут одна за другой — месса, розарий, снова месса. Чтобы обратиться к Святой Деве, надо по специальному проходу с молитвой обойти алтарь на коленях. Прошу только здоровья, духовного и физического, для всех, а в первую очередь для жены и для детей своих. Остальное, как говорится, приложится. Потом долго еще не уходил. Поставил свечи за упокой родителей, еще раз за здоровье, помолился.

После завтрака пошли всей группой. Нам провели экскурсию по всему монастырю. Конечно, интересно, но того прикосновения к святому уже нет. Но главное сделано — я был в Ясной Гуре, я прикоснулся к Душе Польши, я действительно почувствовал себя поляком!

После экскурсии выезжаем в Варшаву.

Варшава

Во время войны город был практически полностью разрушен, в послевоенные годы многое было восстановлено и отстроено заново. Центр, по возможности, отреставрирован. Варшаву нельзя назвать одноэтажной столицей, но и нагромождения небоскребов тут нет. Столпотворения людей и машин я не заметил. Это — город-труженик, административный и промышленный центр государства.

На следующий день после прибытия нас ждала обширная программа — посещение Сейма — парламента Польши, и Сената, общение с маршалком Сейма и, конечно, венец программы —  посещение президентского дворца и общение с президентом Польши и его супругой. Первый сюрприз ждал нас при входе во дворец. Проверка тридцати человек при входе во дворец президента крупного европейского государства заняла… пятнадцать минут! Дальше практически полная свобода. По крайней мере, мы прогуливались по дворцу без сопровождения. Сам Президент оставил приятное впечатление. От него не исходило никакого негатива, никакой тяжести. Чувствовалось, что это человек, который просто сейчас работает президентом Польши, а не строит из себя лидера нации. Одно обстоятельство меня немного позабавило. Я видел Президента до этого по телевизору и заметил, что он человек достаточно темпераментный. На встрече он явно гасил свой темперамент и у него был вид человека, набравшего в рот воды. Общаться он предпочитал жестами.

Из президентского дворца нас отвели в ресторан, а потом было еще общение в Ратуше Варшавы. На следующий день, после посещения впечатляющего музея Варшавского Восстания, мы вернулись в Люблин.

Хозяева

Тадеуш и Крыстина Кот — это люди не просто гостеприимные. С первого дня они окружили нас воистину родительской заботой, и это притом, что у самих забот полон рот. Хозяйство большое, семья тоже — трое взрослых детей, четвертый сын уехал в Австралию. Люди они зажиточные: Тадеуш — хирург-гинеколог. Разумеется, достаток даром не дается — Тадеуш, бывает, по несколько дней с работы не вылезает, да и дома не сидит, вечно в заботах по хозяйству. Дети, конечно же, помогают, но хозяйская рука всегда нужна. «Рольництвом», разумеется, он не занимается, хотя земли хватает. Дети в эту нелегкую работу тоже не рвутся. Крестьянином нужно родиться. Но в целом «маёнтек» великолепный — внушительная, хорошо отделанная «халупа» метрах в тридцати от солидной реки Вепрж, между домом и рекой пруд. Для гостей — двухкомнатный флигель. На старой деревянной опоре — гнездо «бачанов» — аистов. Когда мы приехали, гнездо занял муженек, когда вернулись из турне, прилетела и подруга. По берегу бегают «перлички» — цесарки. Их Крыстина предпочитает курам. Говорит, что более яйценоские, но кур тоже держат — в основном, на мясо. По ее словам, у цесарок мясо неважное. Две собаки в наше присутствие запирали в вольер. Я рвался хоть чем-нибудь помочь, но меня, почему-то вежливо отодвигали, но это дело хозяйское. Впечатление о хозяевах очень хорошее.  Жаль только, что с Тадеушем попрощаться не смог — он опять застрял на двое суток на работе.

Прощание

Вот и пришло время прощаться. С одной стороны, не хотелось покидать эту не просто гостеприимную страну, но и свою историческую родину. С другой стороны, чувствовалась усталость. Дело не только в насыщенной программе. Часто чувствуешь себя папуасом в Мельбурне. Одно дело просто смотреть на достопримечательности, другое — прикоснуться к жизни народа, поглядеть на все от самого низу до самого верха. Но все равно, поездка была незабываемая, жалко покидать Люблин. Это какой-то легкий, уютный город. Он не является крупным туристическим центром, но посмотреть в нем есть что. Но главное — это общение с любельчанами, это люди замечательные во всех отношениях.

Перед отъездом нам устроили праздник в ресторане. На разъезд митинга не было. Было просто дружеское прощание. ДО СВИДАНИЯ, ПОЛЬША!

 

Фото Лариса Яцковская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *